Опубликовано

Смерть в мифологии и мироощущении древних славян (часть1).

Расскажите о нас

Смерть - страшное слово для большинства жителей планеты. Но если вдуматься, то чего мы боимся? Ответ один - неизвестности. Никто не знает, что ждет человека после смерти и чем ближе ее приход, тем сильнее страх охватывает человека. Но страх перед небытием появился относительно недавно с приходом современной цивилизации. Каждый житель Египта около 4 тысяч лет назад знал, что произойдет, когда тот издаст последний вздох и его дальнейшее поведение на пути в вечность.
Наши предки - славяне так же верили в богов и «жизнь после смерти». Именно поэтому моменту смерти придавалась такая важность, и было большое количество обрядов большая часть, из которых имеет место быть до наших дней. Согласно физическим законам, на коих зиждется все сущее, "смерти" вещества и энергии нет, есть трансформация вещества в энергию, энергии в вещество, вещества в другое вещество, энергии в другой вид энергии, то есть переход из одного состояния в другое. Если применить физику к жизни, то получается, смерти нет.
Энергия перейдет в другое состояние. Это не противоречит учениям религии древних славян. Они тоже считали, что смерть это способ освобождения души от тела. То есть тот самый переход из одного состояния в другое. Они не противопоставляли понятие смерти понятию жизни. Это всего лишь миг перехода человека в потусторонний мир мертвых - Нави, граница между ними и одновременно - главное содержание "того света" и его характеристика. Жизнь и смерть – эти два противоположных явления часто ходят рядом, одни появляются, иные помирают.
Человек прибывает, в данный мир наг и бос, и так же уходит из него. Процесс ухода из данного мира отождествляется с процессом рождения, хотя в обратном порядке. В культуре похоронного ритуала отыскали отражение представления наших праотцев про то, как устроен загробный мир, как идеальнее всего приготовить усопшего к переправке из нашего мира в мир мёртвых.
Похоронная обрядность и имеющий отношение к делам связанным с ней ансамбль представлений о жизни и погибели занимали первейшее место в ритуальной сфере славян. В основе фольклорного домысла лежит убеждение, собственно есть 2 соприкасающихся мира: «данный», в каком живём мы, люди, и «тот» - потусторонний, куда уходят души погибших, где проживают мифологические создания. В древности, человеку ежедневно приходилось сталкиваться с адептами необычной силы, их возможно было умилостивить, вынудить работать себе во благо, либо отпугнуть. Потусторонние силы порой хотели человеку зла, были и остались опасны те, кто принадлежат к миру мёртвых. Мир мёртвых невидим для людей в их рутинной жизни, хотя связан с миром живых, ну а в определённые отрезки времени границы меж мирами раскрываются.
У славян присутствовало понятие души – определенной субстанции, располагающаяся внутри тела человеческого и гарантирующая ему жизнь. Славяне считали душу за самостоятельное живое создание, которое, по различным мнениям, располагалось в сердце, груди, животе, печени, крови или горле. На протяжении жизни душа кормится паром от той еды, которую вкушает человек. И сама она имеет вид ветра, сгустка пара или же дыма. В Белоруссии заявляют, как скоро ветер завывает в трубе, собственно ветром в трубу врывается душа погибшего родственника, прося поминания. Души у славян обыкновенно воплощались в бабочек. При виде бабочек либо мотыльков все еще вспоминают: «Вот чья – то душа летает». В неких российских говорах бабочку именуют – душечка. На Украине веруют, ежели не распространять подаяний на помин погибших, их души ночными мотыльками станут прилетать в дом и кружиться около свеч. Душа погибшего имеет возможность помимо прочего принять вид мухи, время от времени белоснежной расцветки. Потому длительное время сохранялся обычай ночью караулить душу после похорон: ставили на стол сыту (мёд, разведённый водой). Вьющуюся над мертвецом муху воспрещалось убивать или же гнать.
Так же душа нередко принимала вид птицы, чаще ласточки. О птице невзначай залетевшей в дом разговаривали: «Покойник озяб, пичужкой прилетел погреться». Души хороших людей считают, принимают вид белоснежных голубей, а злобные принимают вид чёрных ворон. Души ребят ласточками прилетают навестить опекунов. В Полесье веровали, коль ласточка залетала в дом в период женитьбы, - означает, душа, кого–то из погибших членов семьи, появилась поглядеть на новобрачных. Вот откуда пошел обычай рассыпать зерно на могилах для птиц. В южнорусских областях на протяжении сорока дней впоследствии чьей – то погибели на окошко стелили белоснежное чистое полотенце, так дабы оно свешивалось одним концом на свежий воздух, на него накладывали хлеб и ожидали, собственно душа птицей прилетит клевать его. Нередко на подоконнике либо на столе умышленно рассыпали пепел, чтоб узреть отпечатки прихода души.
Среди народа веровали, что души погибших юными, прорастают на могилах деревьями либо травками. Вот отчего нельзя рубить деревья и срывать цветочки, подрастающие на кладбищах, - в них воплотились души погребённых. А ещё считали, собственно незамужние молодые женщины после погибели становятся тополями, а раз даму прокляла мама - быть ей крапивой. В скрипучем дереве мается чья – то душа, и когда его срубят, душе придётся отыскивать себе иное пристанище.
Если человек в добром здравии, душа находится в теле каждый день. Когда душа оставляет тело, человек помирает – считали славяне. Тело истлевает, а душа, будучи бессмертной, переселяется в загробный мир. Сама смерть уже понимается как расставание души с телом. По сей день среди народа об умершем заявляют: из него «душа вылетела», или он «душу дал», либо «приказал долго жить».
Твердо верили что душа, покинувшая тело, сохраняет все человеческие качества. Она имеет необходимость в еде, питье, одежде, омовении, у нее есть возможность посиживать, передвигаться, прикасаться до всевозможных вещей. Миг смерти есть переход души из данного мира, в мир другой – «домой», на «постоянное житьё». «Мы тут - то в постояльцах гостим, а там житьё постоянное не иссякающее станет», - разговаривают на Российском Севере. Вот и гроб именуют среди народа – домовина, домок, время от времени – хата. С представлениями о гробе как неизменном жилище жителя нашей планеты связанны почти все обычаи. К примеру, прорезать маленькое окно на стороне головы мертвеца либо ставить в углу гроба иконку и скрашивать её вышитым рушником. В гроб клали вещи, которые были нужны мертвецу при жизни: курящему - трубку, приверженцу веселых застолий – бутылку водки, хромому – палку, артисту – его инструмент.
Погибшего холостого молодого человека и незамужнюю молодую женщину облекали в венчальную одежду, отождествляя их похороны с их женитьбой. Нередко в церкви перед началом обряда отпевания производился обряд венчания где супругом умершего мог выступить как живой человек из односельчан так и неодушевленный предмет, такой как камень, который впоследствии клали в гроб и хоронили вместе с «супругом».
По старинным представлениям, человек и «за гробом» продолжал вести простую жизнь, храня собственные привязанности. Археологические изыскания захоронений подтверждают обычай класть с телом погибшего его орудие, сосуды с пищей. Также хоронить с ним его лошадь и останки жертвенных животных, собственно покойный имел возможность пользоваться этим всем в загробном мире. В могилу хоронили и деньги, «приобретали» место мертвецу: в первую ночь на кладбище около него соберутся все те, кто был похоронен ранее, и начнут отгонять нового долой, а он им произнесет: «Вы не имеете права, я данное место приобрел», - и продемонстрирует наличные средства. По иным суевериям, данные средства необходимы душе, дабы оплатить переправу через речку или же море на пути в загробный мир.
Период меж гибелью жителя нашей планеты и тем часом, как скоро его душа обретёт свежее убежище на «том» свете, продолжается 40 дней и величается переходом. Все 40 дней она не принадлежит ни «тому», ни данному свету. Переход - нелёгкий путь, который обязана одолеть любая душа, до того как достигнет загробного мира. О помирающем заявляют, он пребывает на «раздорожье», «стоит на смертной (или же Божьей) дороге», «себе дорогу подбирает». В Полесье, к примеру, тех кто не может сдержать слез в период чьей–нибудь кончины, одёргивают: «Не плачь, а то собьёшь его с дороги». О дороге заявляют и в причитаниях по умершему: «Ох, куда ведь ты собираешься, в эту дороженьку смутну – невесёлу». Дорогой, по коей души мёртвых следуют на тот свет, являлся Млечный Путь. По неким суевериям он разветвляется – в рай и в ад. Упростить умирающему человеку переход в другой мир могли простые действия: в жилище раскрывали окошки, заслонки в печной трубе, снимали с бочек обручи, раскрывали крышки у посуды. В период агонии колдуньи – выламывали дощечки в крыше либо осуществляли подкоп под порогом. Считали, богопротивная душа сможет выйти лишь через это отверстие, которое нельзя было перекрещивать (окошки и двери на ночь постоянно крестили).


Расскажите о нас
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Черная роза + Агентство ритуальных услуг

Расскажите о нас

Смерть - страшное слово для большинства жителей планеты. Но если вдуматься, то чего мы боимся? Ответ один - неизвестности. Никто не знает, что ждет человека после смерти и чем ближе ее приход, тем сильнее страх охватывает человека. Но страх перед небытием появился относительно недавно с приходом современной цивилизации. Каждый житель Египта около 4 тысяч лет назад знал, что произойдет, когда тот издаст последний вздох и его дальнейшее поведение на пути в вечность.
Наши предки - славяне так же верили в богов и «жизнь после смерти». Именно поэтому моменту смерти придавалась такая важность, и было большое количество обрядов большая часть, из которых имеет место быть до наших дней. Согласно физическим законам, на коих зиждется все сущее, "смерти" вещества и энергии нет, есть трансформация вещества в энергию, энергии в вещество, вещества в другое вещество, энергии в другой вид энергии, то есть переход из одного состояния в другое. Если применить физику к жизни, то получается, смерти нет.
Энергия перейдет в другое состояние. Это не противоречит учениям религии древних славян. Они тоже считали, что смерть это способ освобождения души от тела. То есть тот самый переход из одного состояния в другое. Они не противопоставляли понятие смерти понятию жизни. Это всего лишь миг перехода человека в потусторонний мир мертвых - Нави, граница между ними и одновременно - главное содержание "того света" и его характеристика. Жизнь и смерть – эти два противоположных явления часто ходят рядом, одни появляются, иные помирают.
Человек прибывает, в данный мир наг и бос, и так же уходит из него. Процесс ухода из данного мира отождествляется с процессом рождения, хотя в обратном порядке. В культуре похоронного ритуала отыскали отражение представления наших праотцев про то, как устроен загробный мир, как идеальнее всего приготовить усопшего к переправке из нашего мира в мир мёртвых.
Похоронная обрядность и имеющий отношение к делам связанным с ней ансамбль представлений о жизни и погибели занимали первейшее место в ритуальной сфере славян. В основе фольклорного домысла лежит убеждение, собственно есть 2 соприкасающихся мира: «данный», в каком живём мы, люди, и «тот» - потусторонний, куда уходят души погибших, где проживают мифологические создания. В древности, человеку ежедневно приходилось сталкиваться с адептами необычной силы, их возможно было умилостивить, вынудить работать себе во благо, либо отпугнуть. Потусторонние силы порой хотели человеку зла, были и остались опасны те, кто принадлежат к миру мёртвых. Мир мёртвых невидим для людей в их рутинной жизни, хотя связан с миром живых, ну а в определённые отрезки времени границы меж мирами раскрываются.
У славян присутствовало понятие души – определенной субстанции, располагающаяся внутри тела человеческого и гарантирующая ему жизнь. Славяне считали душу за самостоятельное живое создание, которое, по различным мнениям, располагалось в сердце, груди, животе, печени, крови или горле. На протяжении жизни душа кормится паром от той еды, которую вкушает человек. И сама она имеет вид ветра, сгустка пара или же дыма. В Белоруссии заявляют, как скоро ветер завывает в трубе, собственно ветром в трубу врывается душа погибшего родственника, прося поминания. Души у славян обыкновенно воплощались в бабочек. При виде бабочек либо мотыльков все еще вспоминают: «Вот чья – то душа летает». В неких российских говорах бабочку именуют – душечка. На Украине веруют, ежели не распространять подаяний на помин погибших, их души ночными мотыльками станут прилетать в дом и кружиться около свеч. Душа погибшего имеет возможность помимо прочего принять вид мухи, время от времени белоснежной расцветки. Потому длительное время сохранялся обычай ночью караулить душу после похорон: ставили на стол сыту (мёд, разведённый водой). Вьющуюся над мертвецом муху воспрещалось убивать или же гнать.
Так же душа нередко принимала вид птицы, чаще ласточки. О птице невзначай залетевшей в дом разговаривали: «Покойник озяб, пичужкой прилетел погреться». Души хороших людей считают, принимают вид белоснежных голубей, а злобные принимают вид чёрных ворон. Души ребят ласточками прилетают навестить опекунов. В Полесье веровали, коль ласточка залетала в дом в период женитьбы, - означает, душа, кого–то из погибших членов семьи, появилась поглядеть на новобрачных. Вот откуда пошел обычай рассыпать зерно на могилах для птиц. В южнорусских областях на протяжении сорока дней впоследствии чьей – то погибели на окошко стелили белоснежное чистое полотенце, так дабы оно свешивалось одним концом на свежий воздух, на него накладывали хлеб и ожидали, собственно душа птицей прилетит клевать его. Нередко на подоконнике либо на столе умышленно рассыпали пепел, чтоб узреть отпечатки прихода души.
Среди народа веровали, что души погибших юными, прорастают на могилах деревьями либо травками. Вот отчего нельзя рубить деревья и срывать цветочки, подрастающие на кладбищах, - в них воплотились души погребённых. А ещё считали, собственно незамужние молодые женщины после погибели становятся тополями, а раз даму прокляла мама - быть ей крапивой. В скрипучем дереве мается чья – то душа, и когда его срубят, душе придётся отыскивать себе иное пристанище.
Если человек в добром здравии, душа находится в теле каждый день. Когда душа оставляет тело, человек помирает – считали славяне. Тело истлевает, а душа, будучи бессмертной, переселяется в загробный мир. Сама смерть уже понимается как расставание души с телом. По сей день среди народа об умершем заявляют: из него «душа вылетела», или он «душу дал», либо «приказал долго жить».
Твердо верили что душа, покинувшая тело, сохраняет все человеческие качества. Она имеет необходимость в еде, питье, одежде, омовении, у нее есть возможность посиживать, передвигаться, прикасаться до всевозможных вещей. Миг смерти есть переход души из данного мира, в мир другой – «домой», на «постоянное житьё». «Мы тут - то в постояльцах гостим, а там житьё постоянное не иссякающее станет», - разговаривают на Российском Севере. Вот и гроб именуют среди народа – домовина, домок, время от времени – хата. С представлениями о гробе как неизменном жилище жителя нашей планеты связанны почти все обычаи. К примеру, прорезать маленькое окно на стороне головы мертвеца либо ставить в углу гроба иконку и скрашивать её вышитым рушником. В гроб клали вещи, которые были нужны мертвецу при жизни: курящему - трубку, приверженцу веселых застолий – бутылку водки, хромому – палку, артисту – его инструмент.
Погибшего холостого молодого человека и незамужнюю молодую женщину облекали в венчальную одежду, отождествляя их похороны с их женитьбой. Нередко в церкви перед началом обряда отпевания производился обряд венчания где супругом умершего мог выступить как живой человек из односельчан так и неодушевленный предмет, такой как камень, который впоследствии клали в гроб и хоронили вместе с «супругом».
По старинным представлениям, человек и «за гробом» продолжал вести простую жизнь, храня собственные привязанности. Археологические изыскания захоронений подтверждают обычай класть с телом погибшего его орудие, сосуды с пищей. Также хоронить с ним его лошадь и останки жертвенных животных, собственно покойный имел возможность пользоваться этим всем в загробном мире. В могилу хоронили и деньги, «приобретали» место мертвецу: в первую ночь на кладбище около него соберутся все те, кто был похоронен ранее, и начнут отгонять нового долой, а он им произнесет: «Вы не имеете права, я данное место приобрел», - и продемонстрирует наличные средства. По иным суевериям, данные средства необходимы душе, дабы оплатить переправу через речку или же море на пути в загробный мир.
Период меж гибелью жителя нашей планеты и тем часом, как скоро его душа обретёт свежее убежище на «том» свете, продолжается 40 дней и величается переходом. Все 40 дней она не принадлежит ни «тому», ни данному свету. Переход - нелёгкий путь, который обязана одолеть любая душа, до того как достигнет загробного мира. О помирающем заявляют, он пребывает на «раздорожье», «стоит на смертной (или же Божьей) дороге», «себе дорогу подбирает». В Полесье, к примеру, тех кто не может сдержать слез в период чьей–нибудь кончины, одёргивают: «Не плачь, а то собьёшь его с дороги». О дороге заявляют и в причитаниях по умершему: «Ох, куда ведь ты собираешься, в эту дороженьку смутну – невесёлу». Дорогой, по коей души мёртвых следуют на тот свет, являлся Млечный Путь. По неким суевериям он разветвляется – в рай и в ад. Упростить умирающему человеку переход в другой мир могли простые действия: в жилище раскрывали окошки, заслонки в печной трубе, снимали с бочек обручи, раскрывали крышки у посуды. В период агонии колдуньи – выламывали дощечки в крыше либо осуществляли подкоп под порогом. Считали, богопротивная душа сможет выйти лишь через это отверстие, которое нельзя было перекрещивать (окошки и двери на ночь постоянно крестили).


Расскажите о нас